Sunday, June 09, 2013

Эмиль Золя. «Ругон – Маккары». 15. «Земля».

    Удивительная книга. Настолько качественно описанное человеческое скотство, что диву даешься. На сей раз под острие пера уважаемого мэтра попали французские крестьяне – работяги землепашцы. Золя описывает быт и повадки семейства Фуанов проживающих в шатоденском округе в деревне недалеко от города Клуа. Отец семейства – старик Фуан, владелец большого земельного участка чувствует, что он уже не в состоянии работать на земле, и скрепя сердце делит ее между своими детьми. Старику уже под 80, он гнется под тяжестью прожитых лет, но хитрый и жилистый крестьянин в нем негодует – Как так!? Добровольно расстаться со своей землей, которая кормила и поила его все эти годы!? Отдать ту, которую он чуть ли ни с боем вырвал из рук своего умирающего отца!? Но делать нечего - глаза не видят, руки не слушаются и нет больше сил держать соху. Дележ происходит у городского нотариуса, где после ожесточенного торга, все детки соглашаются платить папаше ежемесячную плату, за передачу земли в их собственность. 
    На соседней ферме работает в поте лица батрак Жан Маккар – сын контрабандиста Маккара. Жан, бывший плотник, а в последствии солдат, скрывается от кровавой гебни парижской жандармерии, т.к. его там ищут за участие в бело-ленточном заговоре против императора. Ведет себя тише воды, ниже травы – пашет в поле, спит в бараке. Семейка Фуанов, тем временем, с руганью делит землю на части и начинает ее обрабатывать. Естественно плевав на папашу с мамашей. Мамаша, кстати скоро помирает. Почти все они такие редкостные скоты, что диву даёшься, как они вообще на двух ногах ходят. Постоянные склоки и подлянки, самые низменные мотиваторы – пожрать, попить, потрахаться. Ничего святого для людей, ни Бога не боятся, ни людского закона. Единственное пред чем трепещут и благоговеют три поколения этого придурковатого семейства это Земля. Именно с большой буквы. Они буквально на нее молятся, возделывают, и осеменяют – орошая ее своим потом и кровью, дрожат над всходами как над своими детьми. Такое примитивное аграрное язычество, когда Земля сначала им все "дает", но взамен год за годом "высасывает" из них силы, и крестьяне склоняются к ней все ближе и ближе, пока наконец не будут в нее зарыты. 
    Все помыслы этих прижимистых крестьян направлены на увеличение участка земли, которым они владеют, даже если им придется ограбить, пустить по миру, а потом и убить своего собственного отца, изнасиловать тяжело беременную свояченицу, а потом проткнуть ей живот косой, а жена будет помогать насиловать свою сестру. В общем, все очень, очень плохо. Жан, в принципе, неплохой парень и работяга, тоже оскотинивается понемногу, вращаясь серди этих зверей. 
    Я вообще-то понимаю, что крестьянство как класс никогда не являлся образцом морали и добродетели, но это как-то совсем уже чересчур. Очень рекомендую к прочтению, хотя книга и тяжелая

1 comment:

Tolegen Mukhtarov said...

Соглашусь с вами. Я вот только думаю, действительно ли люди были такими моральными уродами в ту эпоху или это плод фантазии писателя. Вопрос риторический, конечно.