Saturday, August 04, 2012

Эмиль Золя. «Ругон – Маккары». 14. «Творчество».

    Главным героем "Творчества" выступает парижский художник Клод Лантье, сын Жервезы Маккар. Пока его маман подыхает с голоду и побирается на мостовой, брат крошит уголь в шахтах, а сестра задирает юбки в кабаре, Клод ищет новые цвета и формы, воюет с классической школой изобразительного искусства в лице Академии Художеств, и заражает неокрепшие умы своих друзей бунтарскими идеями.
    Идеи простые. Путин Академизм должен уйти. Фотографически точная живопись в мрачных тонах должна уступить место фейерверку ярких красок и дерзких тонов. Темы для полотен должны быть смелее, надо эпатировать эту ханжескую публику, побольше обнаженки и страданий! Согласно Золя, данная школа письма называется "Планер", и Клод Лантье является ее основателем. Но мы-то знаем, что имеется в виду импрессионизм, который в свое время выдвигал именно эти самые тезисы.
    Книга начинается с того, что Клод упорно работает над картиной с голой теткой на переднем плане. Вообще у меня такое подозрение, что в качестве прототипа для Клода выступал Эдуард Мане, т.к. картина над которой работал Клод, один в один соответствует полотну Мане "Завтрак на траве". Как и в случае с Мане, картину Клода не принимают на официальном салоне, и он посылает ее в салон "отверженных", организованный милостью императора, благоволившего шалостям всяких хипстеров. Однако, в отличие от Клода, Мане не был замечен в любви к зеленому небу и фиолетовым деревьям, однако сей грешок водился за Клодом Моне. Оба они были близко знакомы с Золя, и видимо Клод Лантье собрал в себе черты обоих художников.
    Как-то раз, пока Клод терзается муками творчества не в состоянии написать тетку на переднем плане и гуляет в бессилии по ночному Парижу, он натыкается на Кристину – невинную девушку, приехавшую из провинции, которую кинул таксист кучер и ей уже никак не добраться до места своей службы сегодняшней ночью. Не веря ее россказням про опоздавший поезд, потерянный багаж и прочие злоключения, он, тем не менее, великодушно приглашает ее переночевать у него :). Кристина в шоке от такой фамильярности, но на улице гроза и делать нечего, она вся пунцовая идет к нему в логово мастерскую. Клод уступает ей свою кровать, сам спит на диване и загораживает ее ширмой, на которую она, значит, вешает свои мокрые вещи. Проснувшись утром, Клод по обыкновению начинает писать свою голую бабу, но его – бесстыдника, ужасно тянет заглянуть за ширму, что он, после непродолжительной внутренней борьбы, и делает. И что же он видит? Волосы, раскиданные по подушке, красивое лицо, но самое главное - упругую девичью грудь (сиська – одна штука), выглядывающую из-под соскользнувшего одеяла. И о чудо! Ему нужна именно вот такая вот сиська для его тетки на картине. Как обезумевший он начинает делать наброски и продолжает до тех пор, пока бедная девочка не просыпается. Скандал! :)
    В общем, она сначала и видеть его не хотела, но скучная работа лектрисы у старой особы в затхлом особняке, наложенная на желание отблагодарить человека, приютившего ее посреди ночи, через несколько недель приводят ее на порог мастерской с букетом цветов. Так начинаются их регулярные встречи, потихоньку перерастающие в большое чувство. Единственное, что пугает Кристину это дикая необузданная живопись Клода, его маниакальная самоотдача искусству, и уже тогда она понимает, что живопись это ее соперница, забирающая душу Клода и доводящая его тело до истощения многочасовой работой.
    После нескольких неудач в салоне, Кристина решается позировать для Клода, а через некоторое время у них случается это самое, после чего они уезжают из Парижа в деревню. Кристина бросает свою хозяйку, хлопнув дверью, хотя ей светит приличное наследство от этой старой дамы необремененной родственниками. Там у них рождается сын, и Клод отходит от неудач и откладывает в сторону живопись, забываясь в тихой семейной жизни. Надо сказать, что Клод живет на небольшую ежемесячную ренту от капитала оставленного ему его благодетелем, тем самым, что когда-то давно рассмотрел в мальчике художественный талант и отправил его учиться рисованию, избавив Жервезу от лишнего рта. Живут они так тихой деревенской жизнью два года, но постепенно Клода начинает обуревать жажда деятельности, и как истинному хипстеру в деревне ему уже не сидится - ему нужен Париж!
    По возвращении в Париж, семья (да, он таки женился на ней) снимает гигантскую мастерскую, т.к. у Клода вдруг зачесалось написать огромное полотно с Сеной, грузчиками, и голыми самками на переднем плане. Ему нужны дорогие кисти, переносной мольберт для зарисовок реки, и вообще много еще чего. Они начинают тратить капитал, и как Кристина не старается экономить, но дыры в бюджете становятся все больше. У ребенка начинается задержка в развитии, а у Клода медленно, но уверенно едет крыша.
     На всем протяжении книги, Золя описывает костяк молодых людей, возглавляемый Клодом – приверженцев новой школы – в основном художников, но среди них есть и скульптор, и архитектор, и музыкант, помешанный на Вагнере (хайль!), и даже литератор. Последний, Сандоз, олицетворяет собой Золя, как зуб дать. За долгие годы, эта группа из сплоченных невзгодами и общей идеей нищебродов, споривших до хрипоты в кабаках и на обедах у Сандоза (каждый четверг в любое время года), превращается в сборище чужих друг другу людей, с взаимными обидами и упреками. Некоторые из них поступаются своими принципами и идут на уступки, сглаживая острые углы своего творчества. Кто-то добивается успеха и материально благополучия, а кто-то годами не может себе позволить ничего кроме воды и черствого хлеба.
    Короче, все плохо. Больше всего жалко Кристину, которая всю себя посвятила заботе об этом большом ребенке. Хозяйка ее таки умерла и оставила наследство всем своим слугам, которые сразу стали респектабельными буржуа, а она, ходя в обносках и латая дыры в бюджете жила, сжигаемая ревностью к рисованным бабам Клода. Вот тебе и муки творчества.

3 comments:

musman said...

Бессмысленная жизнь бессмысленных людей. Так ничего и не понявших.

Lluvia said...

Сюжет повести перевран. К примеру с Кристиной Моне познакомился "не как-то раз гуляя по Парижу". Уважайте писателей, на произведения которых вы пишете "рецензии"!

Bashir Magomedov said...

Хм... согласно сюжету, Клод Лантье повстречал Кристину на улице, как раз таки бесцельно шатаясь по городу в очередном приступе мук творчества. Клод Моне, не путать с Эдаурдом Мане, в "рецензии" вообще никак не очерчен... Прошу прощения :)