Sunday, June 03, 2012

Под прикрытием Гиппократа

   Следуя уже сложившейся традиции проведения раскопок в комментариях к нашумевшему посту о дагестанцах, не могу удержаться и хочу поделиться со своими читателями очередным трезвым и критическим взглядом на ситуацию сложившуюся в стране черных приор и поломанных ушей. Быдло-патриотам, единоросам, и прочим дегенератам, читать не рекомендуется, ибо батхёт гарантирован. 

Камила Гадисова

Под прикрытием Гиппократа


    Спроси любого дагестанца, как он относится к людям в белых халатах, и услышишь в ответ фирменную фразу: «Я нашим докторам вообще не верю». Выходит, либо нынче недоверчивый народ пошел, либо дыма без огня не бывает: приходилось людям либо не себе, либо на чужом печальном опыте убедиться в способностях местных врачевателей. Что примечательно: прежде при советской власти докторам свято верили. Сегодня же при достаточно высоком уровне оснащенности медучреждений количество «Фом неверующих» только растет.


    – Им и платишь, и все указания выполняешь, а лучше не становится, – жалуется мне клиентка одного из платных учреждений столицы с весьма обнадеживающим названием. Пациентка клиники, чтобы благополучно забеременеть, долго лечилась от всяких там женских недугов, и вроде бы выздоровела, но не тут-то было. Оказалось, надо было в первую очередь мужа лечить. В поисках лучших врачей пара обошла всех сильно и не очень разрекламированных урологов-андрологов, но причину его бесплодия выявить не получилось. Зато рекомендаций нахватали уйму: один из дагестанских светил даже выписал, естественно не за бесплатно, некий чудодейственный рецепт, которому позавидовала бы какая-нибудь сельская знахарка, состоящий из орехов, меда… (а дальше не скажу, секрет фирмы). Но увы и ах, рецепт не подействовал, обозлив и без того удрученную пару. И если не выяснение причин у них ушло 2 года, то в случае с другой моей собеседницей Оксаной на выяснение причин ее «хронических выкидышей» ушло 4 года. Копались в эндокринологии, а причиной оказалась подаренная мужем гонорея. Выяви ее раньше, Оксана не тратилась бы на всевозможные консультации и дорогостоящие курсы лечений, которые были безрезультатны по своей сути.
    Вообще дагестанские врачи проявляют необычный интерес к разным натуральным средствам. Одна из пациенток Геронтологической поликлиники Ольга столкнулась с таким любителем народных средств в лице отоларинголога (в настоящее время в этом учреждении не работает). Доктор усердно навязывал пациентам разные пилюли и капли, содержащие натуральные компоненты меда стоимостью от 250 до 500 рублей. Первоначально пациентка, страдающая хроническим гайморитом, принимала средства, но, убедившись в безрезультатности, прекратила. Зато доктор-«пчеловод», не желавший расстаться с пациенткой, плавно перешедшей в разряд клиентки, усердно зазывал ее в платную клинику (где также подрабатывал), обещая продемонстрировать чудеса исцеления, на сей раз с помощью новейших технологий.
    Не верит доктором и Заира, потерявшая сестру, как она считает, из-за врачебной оплошности. Ей поставили диагноз, связанный с болезнью печени. И пока ее усердно лечили, девушка буквально таяла на глазах. Незадолго до смерти больной одного из врачей, наблюдавшей течение болезни, как осенило, и по его рекомендации родные сделали пункцию спинного мозга умирающей. Результат был ошеломляющий: рак крови (лейкоз) в безнадежной стадии…

Кто, кому и сколько?


    Если прежде врачи усердно зазывали пациентов к себе в платную клинику, формируя круг клиентов, то теперь поняли: игра не стоит свеч. Как признался мне один из дагестанских врачей: иной раз от государственного учреждения пользы больше. В платном центре врачу перепадает только определенный процент, а в государственном (если набрать клиентуру), можно неплохо подзаработать, разумеется, поделившись с начальством. Поэтому в отдельных женских консультациях можно наблюдать длиннющие очереди страждущих заручиться вниманием ценного специалиста, чье имя на слуху.
    – Дагестанские врачи неплохо устроились, – считает Райганат. Она переехала из Махачкалы в Москву, где работает терапевтом в московской поликлинике. Там о побочных заработках доктор и не помышляет. Деятельность ее дагестанских коллег под прикрытием клятвы Гиппократа вызывает у нее, мягко говоря, содрогание. – Сюда приезжаю, все только о деньгах и говорят, кто кому сколько отдал за простейшие процедуры, которые врачи и медсестры обязаны выполнять бесплатно. А какой тогда смысл держать якобы бесплатные поликлиники? Надо составить прейскурант и вывесить за двери, какой смысл голову пациенту морочить полисами и сказками о бесплатной медицине?
    Другая ее московская коллега по семейным обстоятельствам решила перебраться в Махачкалу и в поисках работы зашла в некую частную клинику по объявлению. Первый вопрос, который ей задали: «вы от кого?», прозвучал как гром среди ясного неба. «Мой стаж и опыт их вообще не интересовал, получается объявление о вакансии для формальности дали», – возмущалась она…
    Кстати, о полисах. В любой поликлинике у входа к врачу висит объявление, что при наличии полиса все услуги врач обязан оказывать бесплатно. Объявление откровенно издевательское, потому что все знают, что это не так, а жаловаться считают бессмысленным. Ведь территориальный принцип (равно как и принцип устройства на работу и уровень обслуживания) никто не отменял, и даже при вступлении в силу ФЗ «О медицинском страховании» больной остается крепко привязан к «родной поликлинике».
    В некоторых частных клиниках с помощью полиса можно получить скидку на медуслуги и консультацию. К примеру, если без полиса консультация врача стоит 500 рэ, то с полисом обойдется в 420 рэ. Попытка выяснить, почему полис полностью не покрывает расходы за частные медуслуги, не увенчалась успехом. Тайна, видно, сия великая есть.

Врачи тоже… люди


    – Главное, чтоб специалист был хорошим, если нет, то и деньги не помогут, уверена Фатима. Года два назад у нее случились проблемы со здоровьем. Появились острые боли в области сердца. Терапевт направила на ЭКГ и заодно ФЛГ. В итоге сердце оказалось в норме, зато рентген легких выявил подозрительные изменения, в смысле у врача появились подозрения на туберкулез. Фатиму направили в тубдиспансер, там диагноз не подтвердился, и ее направили обратно в поликлинику. В поликлинике прописали лекарства против пневмонии, курсом 10 дней.  За этот срок девушка потеряла 10 килограмм. Едва волоча ноги до маршрутки, она кое-как добралась в поликлинику и попросила врача уложить ее в больницу, но услышала в ответ: потихоньку оклемаетесь, можно выходить на работу. Припомнив, как участливо ее встретили в тубдиспансере, она сразу же поехала туда. И не разочаровалась, врач не только с пониманием ее выслушала, а сразу же прописала ей препараты широкого спектра действия, чтобы исключить все варианты от пневмонии до туберкулеза (естественно с повторным прохождением анализов).
    – Я до сих пор благодарна врачам, которые там работают, они очень внимательные и денег не берут, – с благодарностью говорит она.
     – Ну вот видите, мы вас от пневмонии, а вас от «тубика» надо было лечить, заявила доктор, при встрече с Фатимой в родной поликлинике. Каково же было ее удивление, когда на ФЛГ Фатимы она не обнаружила никаких кальцитов (следов туберкулеза). Ну ничего, и на старуху бывает проруха, развела доктор руками… Моральный ущерб, конечно же, не в счет. С кем не бывает.
    – Вы посмотрите, какие на рынках цены, как за 7-8 тысяч прожить? Мы же тоже люди, оправдывается ее коллега. У нас стимула нет работать и к каждому индивидуальный подход искать.  Вы знаете, что врач, оперирующий больных СПИДом, гепатитом получает мизерные надбавки – 367 руб. по итогам месяца?
    – Зачем тогда устроились на такую малооплачиваемую работу?
   – Не всем же на рынках места заказаны, кто-то должен по специальности работать, уклончиво отвечает она.
    Выходит, что поставить правильный диагноз врачам мешает не отсутствие знаний, а мизерная зарплата. А «благодарность» за медицинскую помощь врачи требуют у пациентов как компенсацию за ту же мизерную зарплату. Замкнутый круг получается. А на деле выходит: тупо окупают свой вклад за поступление в медицинский вуз, за устройство на работу. Не все же имеют возможность открыть свои частные клиники, как это сделала совсем недавно 26-летняя выпускница московского вуза. Конечно, можно обязать докторов не совмещать работу в частной и государственной клинике, можно повысить зарплаты, доведя их до оптимального уровня, общаясь с врачами понимаешь –  только этим ситуацию не исправишь, ведь  проблема кроется не сколько в месте работы и размере заработной платы, а в политике руководства медучреждений, основанного на денежном подходе к медицине. Доктора всего лишь посредники. А так как болезни еще никто не отменял, то нехватки в пациентах-«заложниках» у них не будет.

4 comments:

aryan-nigga said...

Ну а что хотеть, если "ректор" Дагестанского государственного медицинского конного завода - дядя с поломанными ушами?
Все закономерно.

Valik said...

Пункция спинного мозга - это болезненная процедура. А если доктор делает её неправильно, или пациент дергнется, то она может привезти и к параличу. Поэтому врачи стараются её не делать без необходимости.

Прошу понять меня правильно - я не оправдываю врачей, и не говорю, что всё в Дагестане зашибись. Это было просто замечание.

Александр Владимирович said...

Уважаемый Башир! Описывая ситуацию в Дагестане на ниве образования и медицины, ты конечно понимаешь,что это ситуация типична для всей нашей родины,от Москвы до самых до окраин...

Bashir Magomedov said...

Да, конечно, Александр Владимирович. Ведь раньше все работало, причем были прекрасные врачи всесоюзного масштаба. Какое-то вырождение по все фронтам :(
P.S. Простите, пожалуйста, допустил ошибку в Вашем отчестве. Поправил.